Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Одержимость » Основные материалы

Одержимость и контакты с мертвыми в этнографии

Одержимость и контакты с мертвыми в этнографии

Синтез этнографии и психологии весьма интересен для исследователей сознания на прикладном уровне. Народные поверья – это сокровищница сказаний и верований о самых разных сторонах жизни и окружающего мира. Отчасти они являются безосновательными предрассудками, но за некоторыми поверьями может стоять наблюдательность народа, заметившего некие закономерности жизненных процессов. Потому изучение рассказов о смерти и последующем за ней существовании (как самих умерших, так и оставшихся в живых, или же и тех и других вместе), весьма интересно для изучения вопроса одержимости. 

 

Виктор Васнецов - Аленушка

Виктор Васницов, "Аленушка"

 

* * *

Для начала нужно отметить, что поверья – это мысли, слагающие мировоззрение и обличенные в простую для изложения форму. Они ближе пониманию людей, и подчас им верят охотнее, нежели заумным фразам медиков и психологов. Даже если эти поверья ложны, необходимо принимать их во внимание хотя бы как комплексы – укоренившиеся в народе представления, которые следует проанализировать и трансформировать, чтобы вернуть целостность и стойкость сознания при психических расстройствах. К тому же, далеко не все поверья являются предрассудками и следствием невежества. В книге «О поверьях, суевериях и предрассудках русского народа» В.И.Даль  классифицировал их по происхождению:

  1. Остатки или памятники язычества, вошедшие в природу народа в результате долгой привычки, а также как сопротивление всему новому. 
  2. Случайно придуманные, для того, чтобы заставить малого и глупого, окольным путем, делать или не делать того, чего от него прямым путем добиться было бы гораздо труднее. Легче застращать и поработить ум, нежели убедить пространными рассуждениями с доказательствами.
  3. Мудрость народа, основанная на деле, опытах и замечаниях.
  4. Поверья, основанные на естественных явлениях, но обратившиеся в нелепость из-за бессмысленного применения их к частным случаям.
  5. Народная поэзия, изобразительное и иносказательное средство выражения мыслей в определенное время,  понятное когда-то, но в наши дни обратившееся в суеверие. 
  6. Поверья с утраченным (ненайденным) смыслом, или без такового. Иногда могут использоваться, как оправдания или утешения там, где более не к чему прибегнуть.
  7. Мошеннические поверья, изобретенные людьми с той только целью, чтобы жить за чужой счет, пользуясь легковерием других.

К сказанному можно добавить, что далеко не всякое представление способно пережить века и тысячелетия, с чем успешно справляются народные поверья. Можно отметить и символичность, иносказательность некоторых образов, позволивших сохранить знания. Например, церковная цензура истребляла любые рассказы о посмертном состоянии, не вписывающиеся в ее догмы, но о русалках, как о нечеловеческих персонажах, сохранилось много сведений при том, что в большинстве случаев они были людьми по происхождению. 

Последующий материал – не полноценное исследование, а аннотированные во время ознакомления с трудами этнографов заметки, имеющие описательную цель для расширения понимания темы одержимости. 

 

Предки и заложные мертвецы

В «Очерках русской мифологии: Умершие неестественной смертью и русалки» Д.К.Зеленин отмечает у народа отличие  в отношении к мертвым в зависимости от того, как прекратилась их жизнь. Одну группу составляют «родители» – умершие естественной смертью предки, достойные уважения люди. К предкам обращаются во время некоторых праздников, ожидая защиты и помощи, им оказывается почтение. Вторую группу составляют «заложные мертвецы», умершие  не естественной смертью. К их числу, в зависимости от происхождения, относятся: 

  • Умершие скоропостижною несчастною или насильственной смертью (замерзшие, скончавшиеся от удара молнией, жертвы несчастных случаев, убитые и т.п.).
  • Самоубийцы (утопленники, удавленники и т.п.). К числу самоубийц причислялись также опойцы, т.е. лица, умершие в результате излишнего употребления алкоголя.
  • Пропавшие без вести (их считали похищенными нечистой силой).
  • Все умершие колдуны, ведьмы, упыри и т.п. Считалось, что они близко знаются с нечистой силой и пользуются ее услугами, поэтому смерть колдуна даже в глубокой старости не бывает естественной. О долго живущих колдунах говорят – «чужой век заедает».
  • Проклятые своими родителями.
  • Потерчата – умершие некрещеными дети. Причем для умерших детей отмечалась особая настырность, что отобразилась в украинской пословице о навязчивом человеке: «Лізе, як потерча».
  • Иногда заложными мертвецами становились и более старшие люди, умершие до вступления в брак молодые парни и девушки, равно как и старые девы.
  • Иностранцы и чужеземцы считались иноверцами, и некоторое время их хоронили вместе с самоубийцами в скудельных домах. 

Считалось, что умершие до положенного срока будут ходить по земле столько времени, сколько было предназначено, или же бесконечно долго, поскольку их земля не принимает. Притом, они сохраняют по смерти и свой нрав, и все свои жизненные человеческие потребности, поэтому злые и жестокие будут продолжать стремиться вредить людям, и встречи и контакты с ними всегда опасны. 

 

Самоубийцы

Особенно осторожными следовало быть у места гибели самоубийц, поскольку они сохраняют особую связь с местом своей гибели, даже если обителью их последующего существования является какое-то другое место, обусловленное связью с нечистой силой. Места самоубийств пользовались дурной славой, причем отмечались свидетельства разных людей, что они слышали или даже видели умерших близ места их смерти, их пугались лошади, а собаки могли ощетиниться и лаять в сторону появления мертвеца.

Насколько серьезно воспринималась опасность мертвых, может подтвердить принятие в 1824 и 1882 у англичан законов, отменяющих  обычай хоронить самоубийц на распутьях и с забитым в грудь осиновым колом, чтобы помешать им возвращаться на землю и тревожить живых людей. Во многих русских селениях считалось, что хоронить самоубийц нужно не в земле, поскольку это оскорбляет ее и может вызвать  погодные катаклизмы. И уж тем более не на кладбище, где покоятся родители. Оскорбив их столь неприятным соседством можно было лишиться благословения и защиты с их стороны, что вело к разным бедствиям. Поэтому самоубийц часто хоронили на месте смерти или бросали в воду или в овраг неподалеку, не закапывая, а лишь набрасывая сверху ветки или что-то другое, чтобы заложить тело, что и дало название «заложным» мертвецам. 

Среди верований во многих регионах отмечается связь заложных мертвецов с природными явлениями. Якобы буря или вихрь – это свадьба нечисти (чертова, ведьмы, колдунов), утопленники привлекают холодные ветра, а опойцы из-за жажды иссушают землю. Поэтому при засухах на их могилы выливали десятки ведер воды, иногда разрывая их и даже перенося тела в какое-то влажное место. 

Малорусы рассказывают следующую легенду о том, почему души опившихся вином поступают в полное распоряжение дьявола. Будто бы, когда Христос с апостолами ходил по земле, то они зашли в хату черта. Черт сейчас же стал их угощать горилкой, которой люди тогда еще совсем не знали. Апостолам Павлу и Петру понравилась горилка; когда черт подал им по две чарки, Павел сам попросил третью. Черт подал, а потом стал просить у апостола плату за третью чарку и взял шапку Павла. Денег ни у кого не оказалось. Тогда Христос сказал черту: «отдай шапку, а плата тебе будет другая: котори люди будут вмирати з горилки, тих души будут твои».

К жажде самоубийц-опойцев следует упомянуть, что вода  часто считалась препятствием на пути в загробный мир для мертвых, как и пропасти и огненные потоки, которые им нужно преодолеть. Также, вода считается местом жительства нечисти («черт огня боится, а в воде водится», «было бы болото, а черти найдутся», «в тихом омуте черти водятся»).

В поминовении самоубийцам церковью отказывалось, и считалось, что дьяволы мучат их души даже до суда. Но в некоторых регионах были народные обряды в определенные праздники, предназначенные для заложных мертвецов. Например, семик или русальная неделя перед Троицыным праздником, когда для них готовили кушанья и красили яйца, как на Пасху, только в желтый цвет. Также, считалось, что за поминовение души самоубийцы нужно отлить колокол для церкви, чтобы он своей службой отзвенел у Бога прощенье. 

В Вятке был обычай устраивать свистопляску, особую ярмарку с весельем и шумными детскими игрушками. Считалось, что свист отпугивает мертвецов, и дети свистели всю Троицкую неделю, когда русалки особенно опасны, но этот вопрос неоднозначен. Свист иногда приписывается самой нечистой силе, и в доме запрещали свистеть, чтобы не накликать ее. А вот в лесу свистеть запрещали, чтобы не разгневать лешего, не любившего этот звук.

 

Контакты с мертвыми

Особое время для контактов с мертвыми – поминальные дни на Рождество, Пасху, перед Троицыным днем и другими праздниками (иногда называется «деды»). Обряды и даты таких праздников могут отличаться, но обычай распространен очень широко. Временная привязка может быть связана и с датой кончины. Обычно считается, что мертвый ходит по земле до 40 дней, дальше под его видом приходит черт. В некоторых регионах в конце этого срока устраивался особый обряд, чтобы душа отлетела. В числе прочего, он включал махание полотенцем или простыней, что и дало ему название «воздушне». Если в 40-дневный период замечалось колыхание занавески или рушника возле образов, это считалось свидетельством, что душа прилетала посмотреть на хозяйство. Также относились к странным прилетам птиц к родному дому или к родственникам.

Вышесказанное относится к социальному типу отношения к мертвым, когда их принимали в качестве членов общины, но покинувших физический мир. В некоторых деревнях даже существовал обычай ходить на кладбище «будить» мертвых на второй день после похорон, или отмечалось особое отношение к жителям своей деревни и пришлым. Также, мертвые иногда снятся живым, предупреждая об опасности или поддерживая советом. Но в большинстве случаев отмечается асоциальное положение мертвых и со стороны живых предпринимаются разные меры, чтобы пресечь любые контакты.

Анализируя народные сведения о контактах с нечистью, Л.Виноградова в статье «Кто вселяется в бесноватого» приводит 4 типа людей:

  1. Сверхзнание, мастерство – кузнецы, гончары, пастухи, мельники, обладающие умениями якобы из-за контактов с нечистью.
  2. Жертвы воздействия злобного духа, вселившегося в них (бесноватые, кликуши, юродивые, икотницы).
  3. Невольные оборотни, на время превращенные в животных, вовкулак, а затем опять ставшие людьми.
  4. Сознательно вступившие в связь с нечистью – ведьмы, колдуны и пр. Некоторые поверья рассказывают, что после смерти человека-двоедушника злой дух остается в теле, превращая его в упыря, живого мертвеца. Этим также может объясняться традиция присмотра после смерти за телом умершего кем-то из домочадцев.

В. В. Мочалова в статье «Демонические посредники между мирами» добавляет к этому возможность содействия умерших без непосредственного вселения. Например, помощь матери ребенку, предупреждения родным, или же жениха и невесты, помогающих всем влюбленным.

Выход из человека нечисти иногда описывается в виде мухи, змеи, бабочки, паука. У некоторых народов говорят, что у колдунов мухи в носу/в голове. Иногда утверждается, что возможно вселение нечисти в животных (лошади, коровы, кошки, собаки). В еврейских рассказах утверждается, что гилгул может вселяться и в животных, и в растения, и в камни, а оттуда в людей. Это отличает термин гилгуг  от диббука, который прилепляется только к людям.

Также много упоминаний, что люди могут видеть и понимать мертвых, находящихся вокруг них. Иногда это возможно только для родственников усопших (жена, дети), или же при исполнении определенных требований: через лошадиный хомут, через борону и т.д. Наяву и во сне тревожат своих убийц невинные жертвы, чтобы заставить раскаяться. 

 

Защита от мертвых

Народные поверья обладают большим арсеналом рекомендаций по защите от умерших, частью превентивного, частью активного характера.

Следует соблюдать предписания безопасности, особенно в переходное время, когда граница между потусторонним и этим миром утончается. Полночь и полдень – время поворота солнца, и один тип духов так и называется – полудница. Существуют сведения о влиянии фаз Луны: потерчата показываются при молодом/убывающем месяце, души убитых – при молодом, висельники – на новолуние, утопленники – безлуние. Опасно также переходное время в жизни самих людей – свадьба, особые дни, переход из одного состояния в другое. Перед отходом ко сну предписывается молитва или исполнение обрядов, тогда как ссора или что-то негативное подвергает опасности кошмаров. Также, считалось, что в некоторые религиозные праздники злые духи не могут причинять человеку вреда.

После смерти нельзя плакать об умершем, это может притянуть покойника и он будет сниться. Нельзя ходить плакать на могилу, говорят, будто нечистого утешаешь. 

Если мертвый является во сне, следует отругать его, чтобы больше не приходил. Иногда используются противопоставления. Например, в одном рассказе приходил покойных муж, докучая бывшей жене расспросами. Жене посоветовали ответить, что сегодня ходила на свадьбу отца с дочерью. Мертвый удивился, где ж это видано, чтобы отец с дочерью женились, а жена его спросила: «А где видано, чтобы мертвый к живым ходил?» После такого вопроса его облик изменился, и с криком «А, догадалась» он исчез. Подобных рассказов есть несколько, и во всех фигурирует черт, маскирующийся под покойного родственника.

Для защиты широко использовались растительные обереги. Полынь над входом в дом предотвращала появление нечисти. Иногда полынь носили под мышками девушки во время купальских или других праздников, чтобы защититься от русалок, особенно активных в эти дни. С этой же целью вплеталась в волосы тоя и любисток. При встрече русалка спрашивала: «Полынь или петрушка?», и, в зависимости от ответа либо досаждала («Петрушка – ты моя душка»), либо уходила от девушки («Полынь – сама ты сгинь»).  А если использовалась тоя, русалка могла сказать «Коб не рута и не тоя, то была бы девка моя».

Особенным растительным оберегом против досаждающих мертвецов был освященный дикий мак. Им могли посыпать вокруг дома, или же вокруг могилы. Считалось, что покуда мертвец сосчитает все маковые зерна, наступит утро и он не придет. Но при этом также встречалось замечание, что подобное отношение к мертвому – грех, ибо он и к Страшному Суду не встанет.

При встрече с потерчатами советовалось дать им имя. «Если пан, то Иван, если панна, то Анна». После такого своеобразного обряда крещения души некрещеных детей  находили успокоение, но это следовало сделать в первые 7 лет после смерти. В противном случае потерчата обращались в русалок (мавок). В некоторых поверьях считалось, что русалка, если на нее надеть крестик, может стать человеком и жить с людьми.

Иногда для защиты от мертвых использовались заговоры. Например, есть несколько вариаций заговоров и обрядов против сестер-лихорадок (русалок, или дочерей царя Ирода). Считалось, что они ответственны за определенные болезни, и человек сможет излечиться, отпугнув зловредных сестер. 

 

* * * 

В статье указаны лишь некоторые из поверий, распространенных у самых разных народов. Широта распространения схожих мотивов заслуживает пристального внимания, нежели навешивание ярлыка «предрассудков» ко всему, что не признается современной наукой. Особенно важным выводом является то, что вселяющимися в одержимых и бесноватых считали умерших, иногда конкретных людей из селения, иногда – неизвестных. Но сам факт наличия таких рассказов может служить ступенью к исследованию человеческой психики на тонких уровнях, а также к приобщению народной мудрости в этих изысканиях.

Некоторые книги и публикации по этнографии, имеющие отношение к тематике одержимости, уже перечислены в подборке публикаций из «книжной полки» сайта: НАРОДНЫЕ ПОВЕРИЯ ОБ ОДЕРЖИМЫХ, БЕСНОВАТЫХ, РУСАЛКАХ, ДОМОВЫХ И Т.П.

 

(с) Анатолий Филозоф

Категория: Основные материалы | Добавил: Agni (02.03.2018)
Просмотров: 110 | Теги: кликуши, бесы, поверья, одержимость, икота, русалки, этнография, фольклор | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Форма входа