Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Одержимость » Самосовершенствование

Мужество (ч.1)

Предыдущая часть: Развитие наблюдательности (ч.3)

 

Приближение к Истине требует мужественного и открытого взгляда. Многие явления и процессы остаются вне сознательного восприятия из-за страха, суеверий и предрассудков, омрачающих все сферы жизни – от быта до науки и религии включительно. Но при внимательном взоре явится истинная сущность этих омрачителей, равно как и ценность противоположных качеств – мужества, отваги, самоотверженности.

прыжок через пропасть

Импульсы духа

 

Благословенный сказал: "Истина - единственный источник мужества". Правильно понятая истина является прекраснейшей и мудрейшей главою в книге Космоса. (Озарение, 2-XII-2)

 

Корни мужества и страхов, ощущаемых человеком, находятся в разных областях. Рассудок физического тела обычно отделяет «я» и все остальное – «не я». Этому представлению противоположно понимание, что человек является частью мира, в котором каждая форма жизни, включая его собственное сознание, питается единым Источником и неразрывно связана со всем остальным.

В заботах, прежде всего, об интересах своего «я», начинается отрицание процессов, ведущих общую эволюцию, как только они затрагивают привычные пути, с которыми «я» себя отожествляет. Но мир постоянно изменяется, и сознанию нужно все больше бороться с тем, от чего оно закрывается коконом эгоизма. Поэтому в действительности путь эгоизма ведет к неминуемому разрушению структуры, стремящейся к собственному сохранению, ведь чем дальше, тем больше несоответствие между его состоянием и огромным миром, окружающим его.

Совершенно иная судьба у сознания, подчиняющего свое развитие общему. Для него постоянно происходит замена старых энергий новыми, соответствующими текущему эволюционному заданию. И его собственные дерзания, в свою очередь, гармонизируются Космическим Магнитом с окружающим. И чем больше сознание воспринимает тончайшие связи, соединяющие все сущее, тем ближе оно к сохранению общего равновесия, и тем сохраннее его начинания. Так, отдавая себя Высшему, взамен приобретается все больше сокровищ мира, и сознание растет беспредельно, не теряя при том своей индивидуальности и накопленного опыта. Не тот же ли смысл содержится в словах Христа: «Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради Меня, тот сбережет ее.» (от Луки, 9:24)

Так, мужество льется из источника Истины на всех помнящих о связи с ним, чтобы поддержать их на лестнице восхождения. Но на практике даже стремящимися к развитию людьми создаются многие препятствия, как следствие ложных предпосылок или недостаточного развития качеств, требуемых пульсом жизни. Освобождение от подобных барьеров критически необходимо для воспитания мужества, как отдельного качества человека, так и его сознания вообще, ведь невозможно одной рукой строить, а другой боязливо отталкивать и разрушать то, что питает жизнь.

Почему земля находится в состоянии заболевания? Потому что лучи планет не могут проникать через загрязненную ауру. Во что превратится человек, если прекратит общение с высшим сознанием и погрузится в низкое невежество? От Радж-планеты до микрокосмоса закон один. Утеряв представление о великих мирах, люди отошли от сознания о совершенствовании. (Агни Йога, 245)

Подумав о причинах существования, человек может отбросить образ поденного раба, надеющегося лишь кончить путь, утвердив вместо этого мужественное дерзание к совершенствованию. Известная фраза «раб Божий» должна поднимать, но не унижать достоинство человека. Ведь в писаниях той же религии говорится, что Бог есть любовь[1]. Потому быть рабом Божиим значит быть рабом любви, сохраняя при этом всю полноту свободы воли. Сердце, связанное с Иерархией,  готово подавать сигналы, но закон свободы воли не нарушается, чтобы не вторгаться в карму.

Конечно, при сознательном стремлении к высшему качеству поступка человек сам хочет наполниться силой Иерархии, но чтобы создать лучшие условия, требуется отвага до последней черты. Для сотрудничества с Высшими Силами нужно напряжение сердца, но обычно оно возникает лишь когда напряжение доходит до крайней степени[2]. К тому же, так сохраняется карма и развиваются такие качества сознания, как находчивость и самодеятельность.

Напоминание о законе Единства также преображает качество труда и познавания человека, сознательно определяя стремление к развитию его бессмертной индивидуальности. Мощь энергии, воздействующей на качественное изменение оболочки монады, заключается в побуждении, вызвавшем внешний поступок, мотивирующие импульсы, стоящие за каждым действием. У кого из трех людей, совершивших подвиг, утверждается истинное мужество, если они находились в разном состоянии: первый в полном ведении и сознании, второй в опьянении и третий случайно, по неведению опасности? Лишь сознательный и самоотверженный подвиг сообщает высокое качество психической энергии, насыщающей сознание огненными субстанциями.

Счастлив кто научился прислушиваться к голосам сознания глубинного. Он найдет новые средства в жизненной борьбе. Он посмотрит вокруг глазом добрым и справедливым. Он найдет правильное определение многим качествам и почерпнет мужество. (Надземное, 629)

Устремление духа напрягает мужество, насыщая человека энергией огня. Сила воли предоставляет человеку самую устремленную, стройную ступень к красоте. Только при строительстве духа утверждается форма красоты. Потому когда сила мужества напрягает творчество, то результат соответствует красоте. (Беспредельность, ч.2, 586)

Так еще раз подтверждается значение свободы воли. С одной стороны, импульсы духа готовы указать лучшее для человека направление, и для его роста путь подвига является тяжелейшим и кратчайшим одновременно.  С другой стороны, от свободного решения зависит не только готовность принять действие подвига и поддержку, но и выбор, какими энергиями наполнить чашу своих бессмертных накоплений.

Свет Истины — свет мужества, свет преданности — этими словами начинается Устав Братства. (Братство, 580)

 

Дорога к мужеству

 

Чтобы подняться к вершинам мужества, нужно охватить широкое поле понятий, начиная от полной его противоположности – страха.

Урусвати знает мощь победы над страхом. Что же есть страх, — этот мрачный поработитель человечества? Ученый скажет: «Страх есть спазма вибраций, происходящая от негармоничного приближения». Мыслитель напомнит, что страх есть невежество. Можно привести много определений страха. Они подтверждают, что страх лишает человека воли и тем делает его беззащитным. Но самое нужное определение будет, что человек накликает на себя страх, ибо он не осознал Мира Надземного.

Может ли поддаться ужасу человек, знающий закон Надземный? Такой отважный исследователь знает, что человеческое существо нерушимо и самая сильная судорога вибраций может быть преодолена волею. Но и такое напряжение должно быть воспитано. Никто не будет защищен от страха, если он не захочет победить его.

Пусть человек помнит всегда, что негармоничные сочетания могут обессилить его и нужно сознательно прикрыться щитом воли. Уже Мы напоминали о воспитании воли. Не нужно думать, что можно преодолеть дисгармонию лишь обычным спокойствием. Удар предполагает противодействие. Пусть зло вернется на пославшего его. Мы не будем нуждаться в мече, если можно отбросить вражескую стрелу силою воли.

Поистине, побеждающий должен быть на бессменном дозоре, — так заповедал Мыслитель. (Надземное, 830)

В народе говорят: «от страха в глазах потемнело», «свет погас» когда нет надежды, «тьма беспросветная» при отчаянии. Так часто зорким глазом отмечается то, что науке еще предстоит исследовать, – каждое мгновение человек вызывает Свет или тьму[3]. Потому среди определений страха указывается и название «огнетушитель». Причем, распространяясь по ауре, эта судорога воздействует далеко, и один боящийся обессиливает многих окружающих[4]. У самого боящегося аура свертывается, как бы замерзает, и висит, лишенная вибраций, как ярмо преступника[5]. К тому же, столь кардинальные изменения ауры оказывают непосредственное влияние на деятельность организма, вплоть до химизма тела.

Каким образом установить границу между негодованием и раздражением или между потрясением и страхом? Никто не найдет слов, определяющих такие, почти соприкасающиеся чувства. Но будет время, когда наука найдет способ исследовать вещество, выделяемое при каждой эмоции. Чисто химическое основание пояснит, где, когда начинается определенное чувство. (Аум, 333)[6]

Но поскольку и без столь точных научных исследований явно, что психоэмоциональное состояние сказывается на состоянии здоровья, стоит напрячь силу воли, чтобы освободиться от страха и вызванных им болезней. Тем более что огненный иммунитет духа оберегает не только физическую, но и тонкие оболочки человека, сохраняющиеся после смерти.

Для такой борьбы значительным подспорьем станут указания из различных Учений, а также народная мудрость. Ведь внимание к психической природе отнюдь не ново, причем происходило оно не только в храмах, но и в особых школах, которые, впоследствии, в Греции назывались Академиями. Наряду со многими предметами в их программу входило изучение народных сказаний в поисках указаний, пришедших из глубокой древности[7].  И теперь ученые могли бы найти среди качеств героев следы великой сознательной мысли, чтобы использовать в развитии науки отшлифованные временем сокровища. Да и не только ученые изыскания, но школьная программа должна включать жизнеописания героев, чтобы от примеров их самоотверженности и мужества воспламенились юные сердца.

Возвращаясь к преодолению страхов, нужно приготовиться к многообразию их проявлений и следствий.

Мы изгоним всякий страх. Мы пустим по ветру все разноцветные перья страха. Синие перья застывшего ужаса, зеленые перья изменчивой дрожи, желтые перья тайного уползания, красные перья исступленного стука, белые перья умолчания, черные крылья падения в бездну. Нужно твердить о разнообразии страха, иначе останется где-то серенькое перышко угодливого лепетания или же пушинка торопливой суеты, а за ними тот же идол страха. Каждое крыло страха несет вниз.

Благословенный «Лев», бесстрашием одетый, заповедал учить явлению мужества.

Пловцы, если вы сделаете все вам возможное, куда может нести вас самая губительная волна? Она может лишь вознести вас. И ты, сеятель, когда раздашь зерна, ты будешь ждать урожая. И ты, пастух, когда перечтешь овец своих, ты затеплишь свет явный. (Община, 41)

Из основных страхов, довлеющих над человечеством, многие зиждутся на невежестве. Изложенная природа бессмертной монады и индивидуальности развеивает один из главных – страх смерти. А закон Единства, основанного на сознательном сотрудничестве и братстве, изменяет отношение к Высшим Силам.

В первобытных религиях, прежде всего, преподавался страх к Богу. Так внушалось чувство, которое обычно кончается восстанием. Конечно, каждый, прикасающийся к Высшему Миру, испытывает трепет, но это неизбежное ощущение не имеет ничего общего со страхом. Страх есть прекращение творческой энергии. Страх есть окостенение и предание себя тьме. Между тем, обращение к Высшему Миру должно вызывать восторг и увеличение сил к выражению прекрасного. Такие качества рождаются не страхом, но любовью. Потому высшая религия учит уже не страху, но любви.

Только таким путем люди могут привязаться к Миру Высшему. Оковы страха свойственны рабству. Но прекрасное творение не рабство, но почитание любовью. Сравним сделанное страхом и любовью. Сокровище духа не из темницы страха, потому посоветуем людям любить и укрепляться чувством преданности. Никто не может защищать место страшное, но подвиг совершается во имя любви. Приложите эту меру к Вратам Мира Огненного. (Мир Огненный, ч.2, 292)

Из двух предыдущих освобождений проистекает следующее преуспеяние – радость будущему во всей его беспредельности. Но само по себе бессмертие не значит радости, качество дня грядущего зависит от действий в настоящем. Что человек посеет, то и пожнет, и можно удивляться точности весов кармы. Именно будущее станет достаточной силой, чтобы победить страх перед тягчайшей кармой. Ведь от последствий прошлого не убежишь, со временем они могут лишь увеличиться. Значит, чем скорее принять неизбежное, тем легче можно вернуться к пути преуспеяния.

Изживание кармы можно понимать, как трансформацию и трансмутацию порожденных энергий. Трансформация – это незначительное переустройство или изменение применения, не требующее кардинальных изменений. Например, с военного корабля можно снять орудия и использовать его для перевозки пассажиров или грузов. Но если при всем старании нельзя найти мирное предназначение, то можно переплавить металл и отлить из него орудия труда, и это уже трансмутация.

Этот же принцип применим и к качествам человека. Мысль и ее последствия неистребимы, но рычагом трансмутации и трансформации можно использовать огненную энергию в лучших целях. Нашедший в себе мнительность, пусть заостряет чувствознание и качество действий, чтобы из сомнения выросла бдительность и осторожность. Но нашедший страх, пусть смело идет на его преодоление, ибо из остановки энергии уже ничего не выковать. И такое преодоление будет продолжаться до тех пор, пока мужество не трансмутирует полностью все его зародыши и последствия, что равносильно изживанию кармы.

Радость мысли о будущем неотъемлема, она отличает человека от животных, Научиться углубить и вознести мысль о будущем, значит занять в нем место, которое будет расти вместе с сознанием. Кто не ждет внешней помощи, тот знает ценность своего молота... Когда темно, когда грозно, тогда держите сознание на будущем. У Нас будущее зовется ковром полета.(Община, 189)

Помощь Иерархии на пути к будущему будет разнообразной, но она требует самостоятельного восхождения. Нужно различать границу мужественного следования от мертвого возложения. В сложных ситуациях нужно, прежде всего, самостоятельно искать пути решения, а не ждать избавления от проблем чудесным образом. Ждущим помощи следует сказать – действуйте, в таком состоянии вам легче помочь. Энергию Высших Сил легче прикладывать к выказанной людьми энергии, и даже малоудачное действие лучше бездействия[8].

Правильно не говорить о любви, но показать в действии. Правильно упразднить уверение в преданности - она является в действии. Правильно не говорить лишних слов - они нужны в действии. Плачевно, если во время приступа воины разомкнут цепь и станут уверять вождя в любви. Истинно, протекает время приступа, и каждый камень должен быть взят удачным движением. (Озарение, 3-II-14)

Никогда не говорилось, чтобы возлагать на Владыку, напротив, повторялось — наполнитесь Владыкою! Огромная разница между возложением, робким и недейственным, и наполнением существа сознанием Владыки. Как меч непобедимый, сокрушает все преграды сознание, отождествленное с Владыкою! Не может ютиться сомнение там, где зажжено сознание пламенное! Не будет утомления там, где допущен Источник Сил Неиссякаемый! Не может войти страх в храмину доспехов непрободаемых! Так советую принять Мои Щиты, не прибегая к спасительному заступничеству, но победить слиянием сознаний. (Ирерархия, 149)[9].

И чем же еще, как не действиями, облегчить победу над страхом, представляющим собой паралич энергии и разрушение творческих вибраций? Самостоятельное действие – это восхождение, изменение себя и мира «рукою и ногою человеческою», возвышающее сложившуюся земную карму для действительного улучшения жизни, а не бегства от нее к какой-то иллюзии. Иерархия может подсказать лучшие пути, может поддерживать мужество, но идти нужно самостоятельно. При таком восхождении можно идти под гнетом сложившихся обстоятельств, но если героически поднять сознание, познаваемое явление наблюдается уже сверху. Таким образом, даже самое сложное, никуда не исчезая, оказывается как бы ниже сознания и легко воспринимается. Этот способ восприятия называется путем Братства, пробуждающим сознание мерами суровыми и вдохновляющими, чтобы вести его путем верхним, облегчающим вмещение самых сложных явлений[10].

Многие трудные процессы, сопровождающие преодоление страха, можно воспринимать именно путем Братства. Его формулы формируют правильное отношение к собственно страху и подсказывают пути к победе.

Как истребить язвы мысли малодушия и предательства? Лечить ауру нельзя кедровой смолой, нужно опалить язвы пламенем потрясения и найти мужество принять боль. Но как же возникнет мужество при малодушии? Ужас потрясает малодушие, но ужас для нас соверенно непригоден.
Запасающийся приобретением, думай о качестве! (Агни Йога, 39)

Постоянно настаиваем о преодолении всякого страха. Это требование не отвлеченно, но направлено к ближайшему восхождению вашему. Страх, как многие отрицательные свойства, усиливаясь, образует своего рода отрицательный магнит. Этот магнит, при следующих существованиях, будет обращать личность по заложенному предмету страха. Если человек чего-то боится ему непременно придется пройти, именно, тропою этого ужаса, пока не исчерпает свой страх. Потому полезно, чтобы человек, осознав невредимость своей духовной сущности, теперь же освободился от всех страхов. Ведь все устрашения ничтожны. Даже встреча с сильными темными сущностями не опасна, если сохранена прочная связь с Иерархией. Также могут быть исчерпаны и другие отрицательные свойства явлением сознания, что недостойно возвращение к ним и когда придется испытывать на себе их обратный удар. (Сердце, 222)

Пусть умолкнет сомнение, которое не раз тушило огонь сердца. Нужно избавиться от червя, чтобы избежать дракона. Особенно сейчас сомнение губительно, ибо можно иметь лишь один меч. Никто не имеет в бою два меча, и никто не мечет двух копий, и никто не пускает двух стрел. Можно достичь лишь одним ударом и отвагою на одном стремлении. Трудно, но успех около огня сердца. (Сердце, 257)

Не смущайтесь видом демонов. Жалость к ним острее меча огненного. Можно отклонить самое дерзкое нападение жалостью. Не может зверь вынести взор жалости, но нападает, когда чует трепет страха. Истинно, страх есть зло. Но ничтожно зло в природе своей, ибо оно есть невежество. Уже нередко могли убедиться, что выдумки зла невежественны. Так запаситесь сундуком жалости. (Мир Огненный, ч.1, 608)

Конечно, опыт жизненный учит мужеству. Сказано — «каждый трус будет дрожать, пока не найдет алмаз мужества». (Братство, 374)

Нет слов, которые превратили бы труса в храбреца. Только опасность может толкнуть устремиться к действию. Именно трус должен встретиться с опасностью. Люди часто умоляют уберечь их от опасности, но для их роста необходимы опасности. ... Если кто боится суда человеческого, тот пусть и не мыслит о нравственности. Если кто трепещет за свою земную жизнь, пусть идет догнивать во тьме. Можно замечать, что трус скорее погибает, нежели храбрец. Можно убеждаться, что боящийся смерти ее призывает. (Надземное, 61)

Многие процессы воспринимаются иначе, если смотреть на них не ограничиваясь одной земной жизнью. Замена отживших форм новыми иногда кажется разрушением. Но замена ветхого дома новым и лучшим отнюдь не разрушение, и именно цель может служить мерилом для отличия добра от зла[11]. Нужно уметь противостоять бессмысленному уничтожению, ведущему к аморфному состоянию, чтобы изгнать трусость, свойственную непротивлению. Но если замена включена в часть плана переустройства мира, то можно не переживать ни об одной мысли, не дошедшей до реализации в ходе жизни.

Многие начинания продолжают реализоваться после смерти, или же послужат почвой для будущих успехов. Вообще, лучше смотреть на ряд воплощений не как на отдельные жизни, а как на одну[12]. Для достижения каких-то целей дух может намечать ряд жизней, разделенных отдыхом наподобие сна точно так, как на земле есть задания, выполняемые не за один день, а требующие многодневного и даже многомесячного труда. При этом, конечно, неизбежность кармических следствий будет поддерживать высокое качество деятельности. Да, у сознания, уже видевшего, как даже из пепла вырастает чудесный цветок, не будет малодушия перед рушением. Но оно знает, что качество этого цветка зависит от посеянного зерна – так нужно твердить, чтобы не одолело ленивое желание отложить совершенствование на необозримое «потом» в будущих жизнях. К тому же, земная деятельность неразрывно связана с дальними мирами, и ради этого нужно слагать твердыни сердца даже среди разрушения[13].

Страху родственно и отвращение. Причинами его возникновения могут быть как внешние, так и кармические условия, но в любом случае это чувство как бы закрывает огненные центры, лишая человека силы[14]. Иногда напряжение работы останавливается не отвращением, но необъяснимым оцепенением, прекращающим ток огненной энергии. Острота и ясность восприятия мозга и сердца могут как бы заслоняться самым обычным предметом, – звоном металла, рисунком ткани или ритмом песни. Возможно, когда-то эти звучания были решающими в существовании человека, но наслоения прошлого не должны загромождать продвижение в будущее. Заметив такое явление, нужно преодолеть оцепенение усилием воли. Также могут встречаться и устремляющие предметы, но и они не должны приковывать внимание надолго. Подобные находки можно записать, как упражнение внимательности, и продолжить поступательное движение[15].

Как сказано, движение – лучшая защита, и попасть в устремленного так же трудно, как в стрелу в полете[16]. И даже если нет угрозы нападения и нужды защищаться, движение необходимо, чтобы удержаться на непрочной поверхности. Так брошенная в воду галька скачет по волнам при достаточной скорости, но с ее уменьшением тотчас тонет. Точно так преодолеваются многие препятствия и завоевываются новые высоты, и не только на физическом уровне.

«Мчусь ли или недвижим, но устремлен. Учусь или даю знание, но устремлен. Одинок или в толпе народов, но устремлен...» (Община, 180)

Хотим видеть вас стойко побеждающими. Каждая победа учит сдержанности, но эта сдержанность трепещет полетами. Не бойтесь больших определений и, отправляясь на подвиг, скажите, чтоб приготовили пищу на завтра. Идущий на подвиг должен идти, как на колокол труда. Устремленному достаточна самая тонкая поверхность. Устремитесь! (Община 147)

Кроме вреда для совершенствования от прямых страхов могут быть последствия, имеющие в корне то же чувство страха. Среди них можно назвать чувство собственности[17]. Забыв о своем нерушимом надземном доме, сознание тщится хоть чем-нибудь прикрепиться к земле, точно жалкая лачуга может стать для духа достаточным якорем. Потеряв подвижность духа, человек начинает бояться даже переезда в соседний город или смены труда. Но отмените страх, и вместо скуки собственности человек почерпнет новое здоровье в разнообразии места и труда. Тем более, что для единственной принадлежащей бессмертию собственности – сознания – гораздо труднее что-то потерять, нежели приобрести[18]. Конечно, отказ от собственности не значит отказа от владения вещами. Главное, чтобы не было привязанности в мыслях, ибо человек может жить в окружении вещей, будучи несвязанным, или нести чувство собственности, даже если внешне вещи покинуты.

Страх и неподвижность мышления также рождают такие безобразия, как сектантство и суеверие. Сектант мечтает о власти, дабы подчинить своему негибкому мышлению все окружающее. Суевер же очень много думает о себе и пуще всего боится напомнить случайным движением чужое знамение. У суеверия и сектантства потенциал творчества ничтожен, ибо им, столь низким сознаниям, чужд принцип вмещения[19], и их нужно всячески обнаруживать, чтобы тем самым изгонять страх и ложь. В борьбе с предвзятыми толкованиями нужно помнить, что при оценке будущего страх чужд истинному предвидению. Он будет видеть собственное отражение, и часто предвзятое толкование есть самооправдание[20], закрывающее глаза на действительность. Противоположно вмещению и отрицание.

Когда Мы отправляем посланца, Мы желаем ему удачи при встрече с драконом. Конечно, это не безобидный хвостатый, доледниковый, но свирепый человеческий эгоизм, доходящий до опасных пароксизмов, называемых ужасом или бешенством эгоизма. Где же гнездятся эти драконы? Утверждают, что злейшее гнездо будет в роскошных палатах или за прилавком менялы, или в складе торговца. Но скорее найду безвредного менялу и честного торговца, нежели пробью броню отрицания и недопущения. Отрицатель не только готов защищать свое невежество, но он мечтает окружить все человечество стеною ужаса.

Где же первопричина бешенства эгоизма? Человек, сеющий ужас, сам безумно боится. В отрицателе сидит не только невежество, но и низкий страх. Скажите детям, по какому признаку находить гнездо эгоизма. Они должны понять, что эгоист, прежде всего, не допускает, но искатель Общего Блага ставит первой задачей вмещение возможностей.

Нашему посланцу стоит произнести любую элементарную истину, чтобы быть заподозренным в каких-то замыслах Общины. Он скажет — энергия и свет, казалось бы самое простое понятие, но обыватель городов уже чует какое-то покушение на его благополучие. Обитатель городов настолько привык считать себя чем-то плотным и темным, что не допускает, как он мог бы оказаться источником физического света. Но даже дети не изумляются электрической искре от них исходящей.

Необходимо проверить программы школ и усилить линию достоверного познания. Суеверие загоняет людей в щели ужаса. Необходимо это выпрямление школьного мышления провести немедленно, иначе еще одно поколение недоумок будет позорить планету. Нужно усилить естествознание, поняв значение этого слова. Биология, астрофизика, химия привлекут внимание самого раннего детского мозга.

Дайте детям возможность мыслить! (Община, 157)

Отрицание мертвенно, в нем нет и намека на возвышение собеседника, стоит лишь его  мысли выйти за рамки привычной для отрицателя схемы. Последствия подобного окостенению сознания придется изжить, потому его и сравнивают с жерновом на шее. Но если человек не найдет путей расширить сознание, отрицание обычно оканчивается тяжелым заболеванием[21]. Оно также называется среди причин, отчего эволюция мира так медленна. Мысль, как энергия, влияет на химизм планетных лучей, и, сталкиваясь с атмосферой отрицания, благодатные токи могут дать тяжкие следствия[22].

Отрицанию удобнее узкие рамки мира. Нет ли аналогии, если сравнить, как отдельный человек отрицает прошлые воплощения, и как современное человечество старается сократить минувшие эпохи? Наука и религия наших дней ограничиваются текущей культурою, которая лишь звено среди многих ушедших эпох, изглаженных из памяти полностью либо частично, вроде упоминаний об Атлантиде[23]. И не обрушится ли на каждого, кто дерзнет расширить временные и пространственные рамки жизни человечества, злоба настоящего сектантства и суеверия, но облаченного в ученые степени?

 

...Продолжение: Мужество (ч.2)

 

© Анатолий Филозоф

 

 

[1] 1Иоан.4:8. [2] Сердце, 497. [3] Аум, 145. [4] Мир Огненный, ч.3, 466. [5] Мир Огненный, ч.1, 152. [6] О химическом отличии сомнения и страха см. цитату Надземное, 761, приведенную в конце главы «Горизонты наблюдательности». [7] Надземное, 359. [8] Надземное, 73. [9] Также см. Иерархия, 179. [10] Братство, 595. [11] Иерархия, 378. [12] Агни Йога, 450. [13] Сердце, 338. [14] Мир Огненный, ч.1, 454. [15] Мир Огненный ч.1, 464. [16] Озарение, 3-V-16. [17] Озарение, 3-V-6. [18] Агни Йога 39. [19] Община, 237. [20] Мир Огненный, ч.3, 144. [21] Мир Огненный, ч.2, 173. [22] Братство, 162. [23] Надземное, 400.

Категория: Самосовершенствование | Добавил: Agni (16.01.2017)
Просмотров: 215 | Теги: героизм, мужество, бесстрашие, неустрашимость, Смелость, отвага | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Форма входа