Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Одержимость » Самосовершенствование

Мужество (ч.2)

Предыдущая часть: Мужество (ч.1)

 

Разновидностью отрицания является сомнение. Не стоит путать это качество с мнительностью или подозрительностью.

Что есть мнительность? Многие смешивают ее с самовнушением, но последнее есть лишь следствие первого. Мнительность в сущности своей очень заразительна и разрушительна. Она физиологически может быть определена, как разложение сердечной энергии. Такой процесс прерывает охранительную работу нервных центров. Не в том дело, что самовнушение вводит врага в крепость, но гораздо хуже, что защитники крепости, вместо сопротивления, отворяют врата врагу. Трудно излечить это, ибо мнительность не всегда поддается внушению. Процесс разложения не может быть восполнен внушением. Нужно залечить эту рану ткани нервов. Можно укрепить ее лишь нервными подвигами. Значит, мнительные люди должны быть противопоставлены самым резким воздействиям, притом самым неожиданным, чтобы произвести непосредственное напряжение нервной ткани. Такое напряжение есть гимнастика нервных центров. Покой и забрасывание нервных центров не всегда полезны, несмотря на обычные советы обыкновенных врачей. Наоборот, мудрость древняя говорит: «Ты боишься, потому вдвое испуган будешь». — «Ты перестал пугаться, значит, можешь увидеть Врата Огненные». Мнительность не нужно смешивать с сомнением. Конечно, обе эти сестры от одной матери-невежества. Мнительность уже будет процессом некоторого мышления, тогда как сомнение есть темная преграда. Трудно сказать, которая ехидна вреднее? Нужно избавиться от мнительности, как от заградительного препятствии к Миру Огненному. Не думайте, что многие определения синонимы. Размышляйте о них, как о разные гранях. Кто знает, которая из них откроет наибольшее окно к осознанию причин и следствий? (Мир Огненный, ч.2, 156)

Подозрение уже есть вызывание. Может быть вызывание сознательным, но особенно беспорядочны вызывания в случае подозрений. Помимо всяких жизненных осложнений подозрительность ведет к легкой заражаемости. Сколько эпидемий размножается лишь подозрительностью! Кармические зачатки болезней открываются вызовом подозрительности. Страха граница почти неотличима от подозрительности. Дозорный должен быть зорок, но не подозрителен. Уравновесие создается не из подозрительности. Мужество ищет причину, но не подозревает. Потому подозрительность есть, прежде всего, невежество. (Мир Огненный, ч.1, 257).

Притом сомнение бывает разнообразным. Обычно молодости свойственно неподвижное и колючее сомнение, прячущееся в затемненных закоулках сознания, а в старости встречается всегда ползающее, вертящееся и скользящее сомнение[1]. В основе его даже не боязнь, но, скорее, лживость натуры, т.е. вечно-сомневающиеся старики приписывают происходящему свои свойства, основываясь на опыте привычной для них лживости. Ведь люди, хотя и не любят наблюдать себя, но суждения их всегда идут от себя.

Также, худшим сомнением будет не гложущий змей, но мимолетное сомнение[2]. Того удава, обвившего человека, можно уничтожить одним подвигом, но от множества мелких червей потребуется долгое лекарство[3].

Люди воображают, что они готовы к действию, но в последний час они оказываются обуреваемыми самыми различными сомнениями и самосожалением. Между тем, именно готовность требует нарастания энергии. Человек бегущий перед прыжком не впадает в бессилие, наоборот, он разбежится, чтобы собрать наибольшую энергию. Такой пример приложим ко всем действиям. (Надземное, 499)

Не говорим о какой-то слепой вере, но именно о качестве доверия. Нужно понять, что наши качества являются очагами витаминов. Свойство недоверия или сомнения будет убийственно для лучших витаминов. К чему напитываться механическими витаминами, когда мы сами оказываемся лучшими производителями их, но в самой сильной степени.

...Существо, полное сомнения, непригодно для первобытного сотрудничества. (Братство, 13)

О непосредственном родстве отрицания и сомнения также свидетельствуют такие смежные качества, как предубеждение и неверие. Причем предубеждение для сомнения является младшим родственником, открывающим вход для невежества и несправедливости[4], а неверие – это высшая степень сомнения, или его кристалл. То есть сомнение представляет собой нечто шаткое, и потому его еще можно лечить психической энергией, но в стадии неверия оно уже почти неизлечимо, разве что в какой-то мрачной бездне невер содрогнется и получит очистительный удар[5].

Еще одно сходное понятие,  отличающееся от сомнения качеством вибраций, называется смущение.

Говорю деятелям — не имейте в себе смущения, даже при раздумье не впадайте в смущение, но сурово сопоставьте истину с предложенными вам соображениями. Помните, что смущение есть червь разложения. Мы много говорили о сомнении, но умейте различать и вибрации смущения.

Для близоруких и страх, и сомнение, и смущение лежат в одном кошеле, но дальнозоркие должны отличать различные вибрации этих свойств. Некоторые думают, что смущение есть скромность, но ничего общего они не имеют. Смущение есть затемнение чувств, но именно деятели должны иметь чувства, ясные и настороженные. Только в такой бдительности деятель заметит ехидну. (Надземное, 508)

Смущение духа – это среднее состояние, окутывающее сознание шатанием, от которого порождается тьма сомнений[6]. В таком состоянии во всем находится путь к затемнению, причем аура раздраженного и смущенного человека будет дробителем протекающих токов, особенно затрагивающим кармически близких людей[7]. Но смущение не всегда свидетельствует о затемнении личном или близких. Иногда оно возникает при встречах сужденных, вызывающих яркие проблески воспоминаний прошлых жизней. Не каждый готов принять саму возможность таких встреч, и тогда явление, не входящее в привычки обихода, может вызвать вместо мудрой радости неприятное смущение[8].

Также, замеченное в ком-то смущение часто бывает знаком затаенной мысли, таких собеседников лучше ободрить[9]. Возможны и космические токи, сила которых возмущает психические энергии, подобно ряби на воде от брошенного камня. Облик других, даже Надземного Мира, тогда покажется искаженным и отвратительным, при этом иногда нужно продолжительное время, чтобы духовная поверхность дала свое истинное отображение[10]. Но гораздо чаще человек сам допускает искажение, впуская в себя раздражение.

Состояние мрака, когда меркнет Огонь сердца и погасает излучение ауры, называется отчаянием[11]. Нужно презреть такое недостойное человека состояние, когда он становится ниже животного, ибо за ним следует сам ужас. Это понятие имеет несколько оттенков. За ним может стоять крайняя степень напряжения, не имеющая, однако, отношения к страху[12]. Это чувствование бывает близко чувству так называемой мировой тоски, вызываемой либо жуткой атмосферой низших сфер, либо волнами мировых событий, либо натиском стихий, имеющих космическую природу. Ощущение ужаса может быть настолько сильным, что вызывает защитную реакцию нервного вещества позвоночника, направленную для поддержки смущенного сознания, которая может ощущаться сокращением кожных нервов на затылке[13]. Такой ужас – это особое трепетание, но не крайняя степень страха, также выражаемая этим понятием.

Но ни космические пертурбации, ни натиски земных врагов, явных и незримых, не в силах сломить истинное мужество. Можно сломить мускулы и кости, но дух несломим, потому лучше назвать такое состояние робостью[14]. Человек, мечтающий о мужестве, должен очень глубоко посмотреть в себя, не осталось ли где капли сомнения или неверия, препятствующего вдохновенной самоотверженности героя. Когда множество смущений овладевает миром, стоит помыслить в тишине о непреложности Мира Высшего – это лучшее лекарство, не ограничивающее, но усиливающее деятельность текущего часа[15].

Столь детальное внимание к страху и его темным сородичам необходимо, чтобы тем более подчеркнуть ценность истинного мужества сердца, к достижению которого должно стремиться человеку.

Среди понятий мужества, самое непобедимое — мужество пылающего сердца, когда со всею решимостью, при полном сознании подвига, явленный воин знает лишь путь наступления. С этим подвигом мужества может сравниться лишь крайняя степень мужества отчаяния. Отчаяние, с тою же поспешностью, стремится от прошлого, как мужество пылающего сердца одолевает будущее. Итак, где нет мужества пылающего сердца, там пусть будет мужество отчаяния! Лишь так могут воины одержать победу, когда натиск велик. Не имеют значения все прочие виды мужества, ибо в них будет половинчатость; ибо нужно избежать этого свойства, соседнего с трусостью и предательством. (Иерархия, 314)

 

Воспитание мужества

 

Заградительная сеть образуется из тончайших энергий. Все центры принимают участие в формировании этого мощного щита. Для полного круга необходимо, чтобы все духовные центры нагнетали свои энергии. Из центров духа нужно особенно нагнетать сердце, ибо оно в своей мощи может трансмутировать мышление. Правильное мышление даст устойчивость, которая является первым условием. Устойчивость изгонит двойственность, страх и сомнение. Заградительная сеть может охранить человека, сделав его неуязвимым. Но щит его может лишь тогда утвердиться, когда все тонкие энергии сгармонизированы. Опыт Агни Йоги дает, именно, этот щит, но необходимо самое бережное отношение к центрам. Заградительная сеть должна постоянно насыщаться энергиями изнутри, как огненная, вечно восходящая спираль. Духовные центры должны питать эту мощь. Заградительная сеть переходит с духом в Мир Тонкий. Сотканная из тончайших энергий, она может ассимилироваться с Миром Огненным; в ней можно отразить лишь высшие устремления. Люди, живущие низшими центрами, не имеют явления заградительной сети. Одержимые не имеют этого щита. Потому на пути Огненном нужно заботиться о сплетании тончайших энергий. (Мир Огненный ч.3, 112)

Но следует предупредить, что Огонь – опаснейшая из всех стихий. Из любопытства или с корыстными намерениями лучше вообще не приближаться к нему. Приближение высших энергий скажется на тонкой оболочке человека соответственно его истинным стремлениям – все зачатки огнеспособности получают поддержку, но низкие качества немедленно разлагаются, и очень быстро, как от Огня[16].

Но и при самоотверженных устремлениях опасность не уменьшается. Малейшая неосторожность может вызвать взрыв, даже если сознание приучено к восприятию огненных энергий. В этом отличие от прежних школ, в которых при упражнениях опасности уменьшаются, тогда как восприятие Агни идет по возрастающей, ведя к познанию тончайших энергий, слагающих всю жизнь[17]. Также, не следует искать облегчения в трудах. Наоборот, путь огненного сознания озаряется самоотверженным подвигом каждого дня, причем задания выбираются самые трудные. При этом значительно возрастают противодействия всех сил, противящихся ходу эволюции из невежества, самолюбия и других причин.

Главное, не говорите вновь приходящим, что Учение Агни Йоги легкое. Истинно, оно нелегкое. Много в нем напряжения и опасности. Никого не следует совращать легкостью и сладостью. Медленно накопляется овладение огнями. Каждая преждевременная поспешность грозит пожаром. Самое высшее овладение будет низшим перед следующим.

Вы знаете, как трудно увидеть Фохат, какие многолетние накопления требуются для очевидности этой энергии. Но, что скажет слабый дух, если он узнает, что за Фохатом находится Парафохат, который питается Панфохатом. Эти энергии могут наполнять радостью и любовью лишь сильное сознание.

Не много этих доверенных строителей, которые самоотверженно принимают пространственные мысли в чашу сердца. Они не страшатся опалиться в огнях дальних миров. Они не тяготятся нести тоску окружающего несовершенства. К ним приближаются многосияющие огни, и искры пространственного сознания ведут с ними беседу, безмолвно зажигая мысли и отвечая на вопросы. Не легка сень Благодати, но это вход в высший Чертог.

Во многих древних Учениях называется символ поручения строения. Надо понять его дословно. Около Агни Йога всегда найдете построения. Самая трудность созидания будет ступенью одоления несовершенства. Явления Света не легки, но зато огонь пространства освещает дальние миры.

Не приближайте малосильных, они не удержат сокровище. Лучше не многим доверить. Они примут решение правильного движения. Они полюбят трудное и не предадут. (Агни Йога, 403)

Потому решение о приобщении к Огню должно быть осознанным, при понимании всех опасностей, трудов и личной ответственности. Но импульс эволюции, толкающий дух на подвиг эволюции, всегда предвидит радость будущего достижения. Когда огненные энергии начнут стучаться в жизнь, многие будут стремиться к познанию из-за реальных страданий от неумения принять новые энергии, точно так, как к сроку не научившимся плавать придется наглотаться соленой воды. К тому же, можно сравнить плавание против течения с движением по ходу эволюции, чтобы понять, что в конечном итоге каждое смелое эволюционное действие является путем кратчайшим, освобождающим от многих опасностей отклонений. Потому радость – особая мудрость, и из ее сокровищницы можно почерпнуть много указаний, кардинально меняющих привычное для человечества отношение к труду и опасностям.

 

Отношение к опасностям

 

Помыслите о том, что есть опасность? Так называемая опасность есть не что иное, как страх за текущее состояние наше. Если же знаем, что каждое состояние творится сознанием, которое неотъемлемо, то страха телесного быть не может. Опасность, о которой так принято предупреждать, растворится сознанием. Потому рост сознания есть самое существенное основание для движения вперед. Останутся вместо опасностей лишь препятствия, но они будут лишь средством развития энергии. Если гора будет совершенно гладкой, то не взойдете на вершину. Благословенны камни, разрывающие обувь нашу при восхождении! Так утвердитесь в отсутствии опасностей.

Каждая перемена в состоянии будет взрывом сознания, но из взрывов слагается Космическая пульсация. Бедно сознание, если оно не владеет преходящими состояниями. Щит Наш в неуязвимости. Каждое пятно страха есть цель вражеской стреле. Но отмыв эти позорные пятна, станем нерушимы, как тела дальних миров.

Развитие Агни Йоги станет щитом мышления. Огонь всепроникающий, при осознании его, пречистую силу дает и наполняет источник обновления. (Агни Йога, 406)

Крайнее положение, как на краю пропасти, лучше всего нагнетает энергию. Но энергия должна найти выход, и в трудных ситуациях лучше всего применять метод возвышения сознания, описанный выше, как путь Братства.

Когда тяжело, можно вспомнить о Надземном Мире, ради которого свершаются все земные труды. Такая мысль, как далекая цель, или маяк к ней, позволит сфокусировать напряженные энергии, чтобы не рассеивать их в хаосе. Так в сознании формируется внутреннее устремление, причем полная перегруженность поставит тело в направлении напряжения, а осознание опасности заострит чуткость и знание бесповоротности[18]. Можно представлять длинную вертикальную линию, как Иерархию, как Беспредельность, и сравнивать свое положение с точкой на ней. И чем выше воспарить над ситуацией, тем лучше – большое видится на расстоянии.

Собственно, осознание Беспредельности в трудную минуту позволяет увидеть в опасности не конец, но начало чего-то нового, от которого люди привыкли малодушно уклоняться.  Но если для кого-то решительно все конец, то для познающих, наоборот, во всем видится начало. Усвоение понятие начала пригодится и в упражнении терпения, также, опасность открывает путь не только к устремлению, но и к вмещению, или к синтезу, являющимся еще одним важным качества сознания. Также, понимание сути опасностей питает радость.

Урусвати знает, что земной путь есть путь опасностей и приготовлений к Беспредельности. Вот выступают три возражателя, один спрашивает: «Где же обещанная радость? Столько говорилось о радости, чтобы теперь превратить ее в бесконечные опасности. Лишь ради радости мы слушали наставления».

Скажем: «Невежда, разве преодоление хаоса не есть радость? Разве внесение света во тьму не есть радость? Разве сознание служения не есть радость? Но если у тебя радость базарная, то не по пути нам с тобою».

Другой злобно заявляет: «Сами пребывают в безопасности, но нам оставляется какая-то опасность ежечасная».

Ответим: «Невежда, почему полагаешь, что Мы в безопасности? Явление относительности во всем. Наши опасности тебе невидимы, но не может быть жизни без опасностей. Нужно признать, что одна из самых высоких радостей рождается от сознания опасностей. Так человек может постоянно одерживать победы и радоваться».

Третий возражатель сомневается в Беспредельности. Ответим: «Невежда, окаменело сердце твое, если ты утерял радость о Беспредельности. Человек может познать, как он призван насыщать мыслью беспредельное пространство. Осознание безграничности мысли уже есть высшая радость. Вообрази, какой сад мысли тебе предоставлен и радуйся познанию».

Так можно ответить всем возражателям. При этом не забудем, что некоторые определения понимаются лишь условно. Например, называют «духовную засуху», но не знают происхождения такого состояния. Между тем, оно происходит от неравномерного напряжения, сознание уже вознеслось высоко, но центры еще не могут приспособиться, потому временно человек как бы не находит выражения своему сознанию. Такие обороты спирали неизбежны.

Мыслитель говорил: «Сегодня мне показалось, что я ничего не знаю, — добрый знак, наверно, завтра узнаю нечто прекрасное». (Надземное, 371)

Бок обок с понятием опасности стоит испытание. Благословляя препятствия, как благодатную почву для роста, человек не будет ждать, когда разразится буря, чтобы напрячь свои силы. Жизнь полна несовершенствами, работа над ними и мир сделает лучше, и позволит реально оценить свои сильные и слабые места.

Также, полезно испытывать друг друга. Подобно воинам в крепости, соревнующимся ради поддержки мышц в тонусе, люди могут напрягаться между собой не для подчинения других себе, но для взаимной пользы. Особенно же стоит испытывать приближающихся к общинам и братствам, ведь чем выше цель, тем горше последствия от отпадения и предательства – как для самих общин, так и для предателей.

Испытание сотрудников отличается от привычных школьных экзаменов, оповещенных заранее. Оно всегда неожиданно, чтобы выявить истинное состояние. Так, преступник перед судом будет являть образец благоразумия, но покажет свою сущность в ночной темени переулка. Также, всматривание в качества человека длительно и разнообразно. Можно применять неожиданные испытания холодом и голодом, следя за реакцией на ситуацию. Можно проверять разные, подчас противоположные качества, как умение сочетать терпение и находчивость или смелость и бережность.

Путь самоиспытания косвенно оценивает и твердость доверия между сотрудниками, и, в гораздо большей мере, решительность устремления к совершенствованию. Не боится явить свою сущность тот, кто уверен в ее качестве. Но можно ли таиться от Иерархии, или других стремящихся к ней? Разве солжешь Гуру, разве скроешь что-то от того, чей огонь питает твой дух? Случается, что люди закрываются от совершенствования из-за осознания тяжести собственных ошибок, но и здесь сочетание беспредельности с испытанием будет кратчайшим путем. Если цель твоя достойна, то чем четче принимаются недостатки, тем скорее от них можно избавиться.

Сказал давно — в законченности смерть! ... Препятствия, рождающие слабость духа, будут порождениями неуспешности. Препятствия, зовущие весь огонь духа к битве, действуют, как творческое начало. Мудрость древняя говорит — «Призови срок битвы, не уклонись от препятствия.» Там, где уклончивость, там не спасение, но лишь задержка. Неубоявшийся стать соучастником вечного, беспредельного движения, истинно, может принять образ воина. Готовность и срочность ритма ринут его в сияние Космоса.

Заметьте, страх и колебание — запруды для духа. (Беспредельность, ч.1, 40)

В былые времена испытания и преследования принято было считать знаками выявления особого почета.  Когда большой корабль набирает скорость, увеличивается противодействие волн. Так и жизненные препятствия на пути совершенствования нередко вызываются стремлением. Процесс движения может привлекать и неожиданные части противоположной воли, при столкновении с которыми напрягаются рычаги духа.

Главное, чтоб встречные токи были сильны, ибо тогда происходит наше воспламенение.

Считайте воспламенение полезным и возгорание опасным. Называю воспламенением, когда сохраняется кристалл облика пламени центра, возгоранием, когда центр вспыхивает пожару подобно. Когда говорят, что кто-то подавлен обстоятельствами, будьте уверены, что он шел без воспламенения и при столкновении его сознание смутилось. Иногда трудно распознать мгновение смущения, но оно отравляет все последующие действия. Но когда тверд ход, тогда благотворны противодействия. (Агни Йога, 257)

Но с большой перспективы может оказаться, что путь преследуемых почетнее. В тесные времена развивается стремительность и зоркость, а также постигается отличие важного и ничтожного. Преследуемые учатся больше преследователей, недра их сердца в угнетении рождают новые огни, потому для знающих трудности лишь источник событий. К этому добавляется старая истина о преимуществе преследуемых –  они ведут за собою преследующих. Также, благодаря усилиям ярых поносителей, о важном нередко узнают такие множества,  которые приверженцы учений вряд ли могли собрать. Потому даже в столь большой опасности можно видеть неожиданные возможности, если посмотреть широким взглядом.

Урусвати знает, что преодоление есть преуспеяние. Чем чище побуждение, тем выше достижение, — это краткое напутствие годно как для Земли, так и для Надземного Мира. К сожалению, люди не желают осознать, что жизнь есть борьба. Люди даже боятся подумать о беспредельной борьбе. Они не понимают, что все миры на испытании. Они прочтут такое утверждение и погрузятся в страх.

Каждое утро, вместо радости, наполняет человека страхом за будущее. С тем же страхом человек переходит в Мир Надземный; такое состояние препятствует совершенствованию. Но человек и в Надземном Мире должен вести отважную борьбу, без нее он не найдет пути к Высшим Существам.

Много препятствий встретится в поисках совершенствования, и преодоление будет истинным совершенствованием. Только в борьбе обновляются силы. Сама психическая энергия на ясном пути усугубляется. Ошибочно думать, что психическая энергия есть уже неотъемлемое сокровище; она в постоянном восхождении или нисхождении. Только отважный искатель может избежать печального нисхождения. Особенно нужно помнит это напутствие, когда Армагеддон усиливается.

Мыслитель говорил: «Преодолевайте и восходите». (Надземное, 799)

Но восхождение предусматривает достижение, а не уничтожение. Потому смелость должна сочетаться с осторожностью. Эти качества взаимодополняемы. Без смелости, осторожность превращается в трусость, но без осторожности сама смелость переходит в безумие. Также, полезно чувствовать уверенность в своих устоях, но лучше предполагать, что они охранят силы в бесстрашии и преданности, но не будут уводить врагов от приближения, ведь не получит почета воин, получивший удар по небрежности.

Умение привыкать к опасностям есть великое оружие против врагов. Истинно, каждую минуту люди в опасности. Великая иллюзия думать, что все в пребывании безопасности. Майа является людям в покрове успокоения, но именно Йог чует, как крест бытия стоит неотступно. Только принятие креста и восхождение на Гору, где даже телята о пяти ногах, только такая отвага переносит через пропасть. Не забудем, что указывал осторожность, ведь она лишь качество отваги. (Мир Огненный, ч.1, 287)

Нужно договориться, что Мы называем осторожностью. Невежды могут предположить, что осторожность есть бездействие, или сумрачность боязни. Наоборот, осторожность есть усиление действия, зоркости и мужества. (Мир Огненный, ч.2, 450)

Не из страха эгоизма, но из желания послужить в лучшей мере оценивает самоотверженность свои силы, заостряя бдительность. Так, когда мало людей заботится о принятии высших энергий, все бремя токов ложится на немногих, созвучных дыханию Матери Мира, и это отнюдь не легко[19]. Безусловно, каждое из таких сердец готово отдать себя ежечасно, но и ответственность перед днем завтрашним напоминает, что случится с остальными, если нет достойных заместителей их дозора. Так из осторожности, соединенной с бережностью и заботливостью, вырастает высшая бдительность, стоокая во всех направлениях. Так несущий свою чашу на благо мира позаботится, чтобы не расплескать ее понапрасну, и его осторожность – лишь подтверждение неустрашимости, скрепленной выросшим сознанием.

 

...Продолжение: Мужество (ч.3)

 

© Анатолий Филозоф


[1] Агни Йога, 53. [2] Так же не от долгого, но от мелькнувшего сомнения начал утопать апостол Петр – см. Матф.14:29-31. О том же сказано: «Принцип позволяет нам найти представление о последующих степенях того же порядка. Каждый человек может научиться плавать, как только он оборет стихию в сознании. В том же принципе человек может лежать на воде, при известном упражнении человек может сидеть на воде. Подвигаясь дальше, человек-йог может стоять на воде... При всем телесном совершенстве человек немедленно утонет или упадет при малейшем сомнении. Рефлекс сомнения есть самый поразительный». (Мир Огненный, ч.1, 113). «Когда говорят, что кто-то впал в сомнение, обычно предполагают значительное время. Но правильнее будет сказать — мелькнуло сомнение. Именно одно такое мгновение оставит неизгладимый след». (Аум, 370) [3] Агни Йога, 236. [4] Братство, 342. [5] Надземное, 177. [6] Мир Огненный, ч.1, 148. [7] Мир Огненный, ч.1, 148; Надземное, 204; [8] Братство, 506. [9] Братство, 468. [10] Надземное, 749. [11] Мир Огненный, ч.3, 554. [12] Надземное, 37. [13] Мир Огненный, ч.2, 51. [14] Братство, 18. [15] Аум, 104. [16] Мир Огненный ч.1, 115. [17] Агни Йога, 158. [18] Община, 180. [19] Агни Йога, 306.

Категория: Самосовершенствование | Добавил: Agni (16.01.2017)
Просмотров: 104 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Форма входа